Виталина Левашова

Заместитель генерального директора компании «Инвитро»
Медицина сейчас является одной из наиболее динамично развивающихся отраслей, поэтому врачи должны постоянно подтверждать свой уровень знаний актуальных методов диагностики и лечения. Достигнуть этого можно с помощью системы непрерывного обучения, принятой во всех развитых странах, считает спикер конференции «Будущее медицины: вызовы и решения» Виталина Левашова. В интервью T&P она рассказала, что изменится, если врач будет нести индивидуальную ответственность за лечение, и кто будет платить за дополнительное образование в медицине.
— Инициатива с лицензированием врачей вызвала довольно горячее обсуждение в обществе. Как вы видите эту ситуацию?

— Лицензирование врача позволит серьезно повысить качество медицинского персонала в больницах и частных клиниках. Речь идет о переходе от лицензирования объектов (клиник) к лицензированию специалистов (врачей). Сейчас ответственность за некачественное оказание медицинской помощи лежит на учреждении — и только потом, в ходе судебных разбирательств, может наступить ответственность врача.

Лицензирование медицинских специалистов — это переход на индивидуальную ответственность врача. Понятно, что для этого должна измениться не только законодательная база, но и система обучения и аттестации медработников. Врач должен не просто получать медицинское образование, а регулярно подтверждать его уровень. Учитывая скорость развития медицинских и информационных технологий, если дипломированный специалист-медик на регулярной основе не повышает свою квалификацию, он через пять лет просто отстанет от быстро меняющейся медицинской практики, несмотря на то, что практиковал все это время.

Медицина сейчас является одной из наиболее динамично развивающихся отраслей, поэтому врачи должны постоянно подтверждать свой уровень знаний актуальных методов диагностики и лечения. И делать это не в старой советской модели раз в пять лет, когда все знали, что это абсолютная профанация, а ежегодно — в объеме не менее 50 часов в год.
— Эти вопросы вы будете поднимать на конференции?

— Речь пойдет преимущественно о системе дополнительного профессионального образования и обо всем, что с этим связано. Мы принимаем за факт, что качество подготовки врачей в России невысокое, и предлагаем поговорить о реформе дополнительного медицинского образования и тех изменениях, которые в нем активно идут. Прежде всего это касается перехода на модель непрерывного медицинского образования, которая на Западе давно и успешно работает.
Врач должен не просто освежать знания, а знакомиться с лучшими практиками, новыми методиками, постоянно расширять кругозор
— А какие изменения ждут систему оценки знаний врачей?

— Все, что касается контроля знаний и навыков в медицинском образовании сейчас — неважно, высшее оно или дополнительное, — это беседа и письменная работа, то есть устный и письменный экзамен. В планах — ввести обязательный экзамен с использованием симуляционного оборудования. С воплощением этой идеи может измениться многое, хотя понятно, что это не быстрый и очень дорогой путь. Но уже сейчас Минздрав заявил о программе открытия 80 симуляционных центров по всей стране — в том числе и для этих целей.
— Много ли симуляционных центров в России на данный момент?

— Такие центры есть во многих городах. Очень хорошо оснащенные центры я видела в Москве и в Казани. У нас в «Высшей медицинской школе» работает симуляционный центр специально для медицинских сестер. Странно, что для обучения такой важной группы медицинского персонала (медицинских сестер) никому раньше не приходило в голову оборудовать специальные симуляционные классы, — все внимание уделялось врачам. Если посмотреть на кадровый состав любого медучреждения, две трети — это медсестры, и от качества их подготовки зависит очень многое.
Симуляционный центр — это образовательный центр для врачей, который оснащен манекенами-имитаторами, электронными фантомами оборудования, тренажерами и другим интерактивным и медицинским оборудованием.
— Дополнительное медицинское образование будет платным. А кто будет платить?

— Это давно сформировавшаяся тенденция: дополнительное образование и сейчас платное. У нас бесплатных курсов повышения квалификации нет. Если на кафедре говорят о наличии бесплатных бюджетных мест, это значит, что за них платит государство, то есть система ОМС. Законодатели пытаются изменить другое, а именно передать право выбора образовательной организации, в которой специалист хочет повышать квалификацию, самому специалисту. Это существенно меняет систему. Врач сможет самостоятельно выбирать курсы исходя из своих профессиональных интересов. Он сможет изучать ту медицинскую информацию, которая необходима ему в его работе; он лучше всех знает, что на данном этапе практики ему как специалисту необходимо изучить.
Идеальный практикующий врач — тот, кто увлечен своей работой. Тот, кто выбрал эту профессию по призванию
— Что будет давать в конечном итоге врачу непрерывное образование?

— Нам необходимо привести систему повышения квалификации медицинских работников к той, которая принята во всех развитых странах мира. Задача, которую вкладывали в эту реформу законодатели, проста: изменить систему получения знаний. Теперь врач должен прослушать определенное количество часов в образовательных учреждениях, посетить столько-то научно-практических конференций и мероприятий в профессиональных сообществах. Не просто освежать знания, а знакомиться с лучшими практиками, новыми методиками, постоянно расширять кругозор.
— Каковы сегодня пункты резюме идеального врача?

— Идеальный практикующий врач — тот, кто увлечен своей работой. Тот, кто выбрал эту профессию по призванию. Что касается профессиональных навыков, кроме базовой специальности хорошо иметь сертификаты по одной или двум смежным специализациям. В резюме врача обязательно должны быть отражены его профессиональные интересы, доклады на конференциях и конгрессах, статьи и другие профессиональные достижения. Это то, к чему надо стремиться в развитии медицины в целом: чтобы таких врачей было больше, чтобы профессия врача была, как и раньше, уважаемой и достойной.
Made on
Tilda